• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day (список заголовков)
18:05 

now can we please resume saving the world?
воспитывая благородную стать
клянусь элегантно употреблять
вместо простецкого «блять»
мощное чистое «блядь»

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

09:32 

now can we please resume saving the world?
Запись ради целостности тэга.

Формспринговский Рим.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

01:07 

now can we please resume saving the world?
ориноко одиноко
чахнет в чаще ориноко
на притоки ни намёка
одиноко ориноко

апатичны аппалачи
под лесами скалы прячут
в лесах лисы симпатичны
аппалачи апатичны

амазонка монотонна
кураре стекает томно
ягуары дальнозорки
монотонна амазонка

и так далее.
кстати, аппалачи — это горы, апалачи — индейцы. а палачи — это тоже что-то.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

19:39 

now can we please resume saving the world?
формспринговское:
не принимайте близко к сердцу антидепрессанты, подумаешь: нет ни бога ни деда мороза ни санты — как заверяет голос из радиоточки где-то между проповедью и рецептом снотворного из берёзовых почек. не принимайте антидепрессанты на веру, когда по ночам химеры и комары облепляют фары и фонари, отбрасывают безнадёжные тени на хитросплетения тюля, на стену, унылую как десятое ноября, где фраза «юля люблю тебя» исправлена на «юля сука», на окна, сизые от грязи и скуки. не принимайте антидепрессанты как данное, когда хочется странного, многого, и вообще чтобы всё было ого-го, а вместо этого с утра голова — фрукт (да, человек-магритт), и сахар рассыпался и кофе пролит, в автобусе контролёр, на перекрестке затор, затяжка на платье, заусенец на пальце, в метро от людей горячо, дама над ухом кричит в телефон «ну ваще-еее, а он чё?», обувь жмёт, солнце и волосы лезут в глаза, по телевизору уж не знают, какого ещё бы вранья сказать, в интернете хамят, голос простужен и хаус всё хуже и хуже.
кажется, мне валерьянки нужно.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

16:09 

now can we please resume saving the world?
гертруда ищет истину в вине,
вино горчит отравой и виной.
луна в крови, и голова в огне.
сочится из короны датской гной.
гертруда не отбрасывает тени,
луна в огне, и трон укрыла пыль.
вино горчит, и кровоточат стены.
сочится из короны датской гниль.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

16:00 

диптих.

now can we please resume saving the world?
в ночи:
и если четверть века — а карфаген ещё не разрушен, и если на небе гончий пёс с млечной цепи спущен, то гадать — на пивной гуще. если бы могла — сделала бы счастли- вой гончих псов, уравновешенных на созвездии весов с неизбежностью скорпиона, знаменует: слон хроноса снимает с доски ладью харона и по весне во имя извечного гона топчет римские армии и слоних. них- них- нихуя себе пафоса и уже полпервого, а я выспаться собралась.

по утру:
и если четверть века — а карфаген ещё не разрушен, то снова гадать — на пивной гуще. но не каждая станция — дно, не каждая беловежская — пуща. ну, я к тому, что из любой ванны есть вариант выскочить с криком эврика, и рукописи априори огнеупорны, и из любой истории можно хотя бы сделать порно, а нет — так всегда можно купить страшноватого пони на е-бэй или в четыре дня доехать до моря и плюнуть в голубей с должным отсутствием такта.
всё хорошо будет.
так как-то.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

01:23 

now can we please resume saving the world?
отчаянный двойственный диптих, и ничего не остаётся, как любить их — всех, о ком не всё равно, чей смех хочется приумножать, как жёлтые сокровища библейских царей; и детская недосказанность приоткрытых дверей тянет в бытовую темноту, в мистических запах серы и постсумереченую кутерьму конфетти дней. между ста девяти огней затаилось вечное, безупречное; голова бы скатилась с плеч в нирвану, но разве будда может в нирване принять ванну с запахом лимона и козьего молока? и разве в небытьи облака также слоятся перьями обгоревших фениксов? что бы ни было раньше, курица или археоптерикс, утро всегда начинается с колумбова яйца и с отторжения собственного лица в череде зеркал. в полусвете стрелки часов скалятся, отнимая отмерянное. иногда всё — сказка о потерянном времени; иногда — лучшее из реализованных снов. иногда — четырёхъядерных не хватает слов, чтобы объять все нежные листья социальных графов. и если водку осалить (пафос, пафос!) именем граппы, гранёная печаль не отклонится ни на градус. возводить слово «каюсь» к имени «каин» — в ночи не лучшее занятие.
приму форму буквы «ять».
и решительно
безыскусно
спать.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

18:35 

now can we please resume saving the world?
Спросили вот, почему у кошки хвостик.
Благо Горалик читала, канонически отвечаю: «я не знаю, я агностик». Но меры-то не ведаю, как обычно. И вот оно, не отягощённое смыслом:

почему у кошки хвостик
я не знаю, я агностик
почему у ветки лист
я не знаю, я баптист
почему массивен слон
я не знаю, я масон
почему лимон из долек
я не знаю, я католик
почему гнездо у ос
я не знаю, я даос

(и выбиваясь из чувства такта, пафосно)
почему ленив ленивец
я не знаю, я зороастриец

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

12:47 

now can we please resume saving the world?
кто-то в прошлом бабочку раздавил,
и где-то в будущем грянул гром:
«не трогай моих кругов на воде» — выл
архимед, получая в ребро багром.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

13:37 

now can we please resume saving the world?
в синих глазах гетеры —
первые знаки зимы:
пир во время холеры,
туман во время чумы.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

16:07 

now can we please resume saving the world?
мир обрел все три измерения, все шесть чувств; мир выпал из колыбели прокрустовой. впору бежать в поисковое агентство во времени имени марселя пруста, стучать кулаком по скрижалям, сшитым в единую книгу жалоб, причитать: где, где мое время, семь тысяч лет — когда изъеденный молью скелет в шкафу за малый серебряный профит отдал свой череп краеугольным камнем голгофы? найдите мне мое время, безродное и без племени, сбившееся с пути, покрытое тиной, патиной и паутиной, выплакавшее сталактиты соленой водой и растраченное, передуманное, несбывшееся с лихвой.
впору бы, впору, но все это дальнее прошлое и нынче совсем ни к чему; за расстояние, не за время сегодня идут на войну, осенив себя патронташем. снисходительным патронажем прорвать дней и часов блокаду (мол, круги часовых стрелок — не круги ада, но круги на воде) и враждовать не с "когда", а лишь с "где" — километры брать мертвыми или живыми, метры же капитулируют сами, черт с ними.
впрочем, и эти войны — не длиннее шести дней; на седьмой между двух огней висит белый флаг смирно, на седьмой создается мир, полный котят, котята хотят молока, на ручки и спать на солнцем нагретой танковой броне. из морей на луне льется на землю свет, мириады котят урчат. ни расстояния, ни времени — нет.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

19:27 

now can we please resume saving the world?
или эхо запаха моего, отражённого от тебя; или сам твой запах — не отпускают. время плющем в камень врастает, время застыло в скрижалях, дольменах, в великих раскосых стенах. время пульсирует в венах медленно, монотонно. секунды мощностью в двадцать одну килотонну врезаются в бетонные литосферные плиты, бередят земную кору. дни монолитно тонут, идут ко дну.

но всё же весенне-синее небо — огромный прозрачный город, самолётной колеёй пополам вспорот, зеркало запотевшего нижнего мира; облака из промышленных масштабов зефира — безмятежные гигантские скаты, волочащие за хвостами ленивые грозовые раскаты; а город внизу в асфальтовой паутине работает на никотине, кофе и керосине, и в тонком осеннем свете ещё можно согреться; и в воздухе висит золотистая взвесь специй — или это снова твой запах тихо плывёт за мной
чтобы накрыть
с головой.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

01:23 

now can we please resume saving the world?
поезда не ходят, поезда ползают; поезда пустотелые, в их металлических полостях нет ни внутренностей, ни совести; поезда — электрические угри, выбрасываются на сушу и вьют кольцами гнёзда в гниющих китовых тушах; методично засасывают в вагоны каждого выжившего иону, время под себя подминают, километры перед собой гонят грузной ледниковой мореной, смятой волной с наверху земной пеной: буря в стакане кофе.

переделать бы да продолжить — да влом.

***

Слышала:
а) как девочка в сапогах мехом наружу говорила: «а Chanel мне что-то не понравился — запах у него химический»;
б) как сосед поёт «c is for cookie, cookie is for c» в течение десять минут без перерыва на выходнуть;
в) дивное выражение «рыжая как апокалипсис».

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day, панировочный сухарь

02:36 

now can we please resume saving the world?
гул, грохот; будто молотком от роке кто-то большой, но не злой, бьёт по стенам, сплетающимся варикозным венам — обойным узорам;
гул, тишина; мир морем шипит в ушах, накатывает неспеша и сходит на нет. горгульей на парапет забравшись, следить, как средневековый туман гложет башни, шпили, крыши, стекает по стенам вниз, съедает каменных святых — по одному, съедает крыс и чуму —
или
на выдохе вселенной — у выхода из метро — поставить робко поодаль людского потока коробку, написать на картонке «отдам на поруки котёнка в хорошие руки»; залезть в коробку, урчать и клянчить молока с кофе; три вопросительных знака и профит профит, ну да; а пока на выдохе вселенной темно и сыро, в картонных стенах — рваные дыры, дно коробки глубокое, как у колодца, на дне коробки бьётся в картон вода —
или
на стыке дней ехать домой по хлебной дорожке из жёлтых огней, тонуть в постороннем перегаре, думать: я в танке, я в шлеме, я юрий гагарин, я суров и спокоен, как чёрное море, утонувшее в балтийском; и тут же — горе! женским! чужим! каблуком! стигмат как же больно оттиснуть! со слоновьей душой раздавить и танк, и шлем, и ногу; и что же я теперь буду делать на одних гусеницах, без пальца ноги и без кислорода? — смеяться —
или
делать глупое, взращивать мании, впасть в цикл пяти физических состояний: газ-вода-лёд (или наоборот), плазма и «где взять мозгииии» (в своей стойкости — алмазное); корчиться, сгинуть впотьмах; яростно улыбаться, искать рифму к «ааа, ааа-ааааагрх», молчать глубоководной, нелепой рыбой —
и всё, всё от неумения
говорить
спасибо

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

14:31 

now can we please resume saving the world?
между висками веками шипит, шуршит, бело шумит песок. песок насквозь наискосок полосуют черви. скверно, совсем скверно; шай-хулуд пожирает собственный хвост, хвост к зубам шай-хулуда прирос, наверно. на песке строить храмы минервы; отделять пряность от плевел, пока черви не источили краеугольный гранит.
песок в голове гудит.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

18:19 

now can we please resume saving the world?
добропорядочное лицемерие, социальная средневековая повинность. а год назад сверху падал серый свет, круглый и долгий, как в римском Пантеоне; снизу поднимался железный лязг. в конце - только серый свет, железный лязг.
мне следовало бы, пожалуй, сбежать, как обычно делаю. но это только плодит незавершенные гештальты, полуобрубленные извивающиеся щупальца во мгле.
...под древней, необъятной сосной нашла рыжего кота. он положил голову мне на ладонь. урчал в ладони. бело-рыжий. и глаза желтые. а потом уважительно отодвинулся и попытался сблевать.
шикарно.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

00:37 

now can we please resume saving the world?
Или как тот несчастный средневековый дурак с избитой гравюры, который из безумного любопытства протаранил головой небесную твердь и застрял в ней — задницей к грязному чумному миру, головой к запредельному огню. И если допустить, что и тысячу лет спустя звёзды — тоненькие игольные дырочки в тёмно-синей обёрточной бумаге, то, кажется, от неловкости моей рвётся всё тёмно-синее. А наружу вместо небесного жара прёт изнуряющая тоска — без края и начала, ровно настолько бесконечная, чтобы соответствовать безмерности вселенной.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

01:37 

now can we please resume saving the world?
а потом как вдарит со свистом — экзистенциализмом по шее, сидеть оглашенным под пальмовым миражом истины. заверять себя: ныне и присно — и жить торопиться, и чувствовать спешить; быть или не быть — быть, аминь, счастливую мину нарисовать на лице, благостно лицемеря. решительно жизнь глаголом мерить, существительное — не комильфо, метафизика увядшего века. диалектика — оружие человека, это вам не булыжник из мостовой, это идея из умных книжек, в которые с головой нырять и плавать с криком: я живой! я дышу! я чувствую белый шум вселенной! да, да, поплавать, охрипнуть и мрачно погрести к берегу. на суше радостно вернуться к старым ошибкам, море оставив — рыбкам, чайкам, буйкам. потому как в море сыро, глубоко, иона и ной красят буйки басмой и хной, а за буйками — еще ошибка.
единственная, которую нельзя исправить.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

02:58 

now can we please resume saving the world?
Корабли плавают, дерьмо тоже. Съездить бы себе по роже, чтобы выбить, вправить, расставить родинки над i. Сродни фильму с открытым финалом — дни; ночи не имеют конца, утром — ни денег, ни стульев; надежда на дне ларца; в ларце сквозит, дует. Корабли плавают, но не уплывают, нерешительно мнутся у берега. С головой накрывают: тоска — злонамеренно, волна — ласково и равнодушно. В тоске под волной — душно.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

wizzard

главная