• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: я не успею прочитать 200 книг за год (список заголовков)
16:42 

now can we please resume saving the world?
Определила наконец, чем меня одновременно завораживает и бесит Стивен Кинг. Его дивный и бесхитростный приём: взять обычного человека (обычного обычного, а не обычного да с взломанным генетическим кодом), за пять страниц заставить ему сочувствовать — ну, родители умерли в детстве, с женой контрастная война, и кажется, что вот-вот всё начнёт медленно ползти на свет в конце туннеля, но мы-то знаем, что ахахахахаха ничего этого не будет ахахахаха!!!11 — и вбросить в плохое. В плохое невероятное, которое тем не менее происходит. Ему нет объяснения, что характерно, да и никто не ищет — несколько заняты подсчётом трупов и безумием.
Потом все окончательно умирают. Занавес, свет в зал.

***
Или вот чью ногу мне нужно укусить, чтобы пересняли «Оно»? Это, по-моему, единственный случай, когда дикие спецэффекты нынешнего кино были бы к месту. Начала думать о том, кто бы кого сыграл, но как запнулась о лысину Билла Денбро Брюсом Уиллисом, так упала и на том лежу и чёрта с два меня кто сгонит. Дальше ползти боюсь, потому что на горизонте маячит Беверли Марш в костюме Сигурни Уивер. А, хаха, ха, хааа.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

15:19 

now can we please resume saving the world?
Меня угнетает то, что почему книга хороша — я могу объяснить на письме, а почему книга охуенна — не в состоянии. И цитирование не помогает, тут нужны только средневековые сумерки и чтобы полчаса меня никто не перебивал.
«Поскольку, по словам ткачихи из Бата, Бог наградил женщину тремя талантами — обманывать, плакать и ткать».
А в сумеречных рассказах получается внезапно так много правды, что это уже похоже на обман.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

23:21 

+13.67

now can we please resume saving the world?
Черчилль с «Рождением Британии» так же мило старомоден и викториански изящен, как и Герберт Уэллс. Ехидничая о завоевателях, путаясь в королях, рассказывает, рассказывает, пол-сигары истлело, всё рассказывает. Короли в сумерках теснятся, толкаются, спорят за тусклые короны; династии расходятся, замыкаются. На том берегу пролива добросовестно собираются армии.

***
На контрасте — «Человек, который принял жену за шляпу». Правда, на деле прочла месяц назад и из сформулированного помню лишь, что в метро украдкой часто-часто моргала, чтобы не очень-то было видно, как я плачу над математическими близнецами и их игрой в простые числа. Гуманизм из числа тех, которые как-то совестно описывать.

***
Слов нет, как и воздуха. Хочу пони и море.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

01:46 

now can we please resume saving the world?
Раскрыла наугад:

Где боги живут?
Где обитают будды?
Ищите их
Только в глубинах сердца
Любого из смертных людей.

Со стороны японских поэтов нечестно так со мной безжалостно обращаться.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

00:22 

now can we please resume saving the world?
Невзначай зациклило: хочется писать только про книги.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

11:39 

+11.67

now can we please resume saving the world?
Дочитала-таки Апдайка, вот же скотина. Загнал в угол, затравил, утопил в гениальности состояний; бросить читать невозможно, продолжать читать тошно. И всё же как же, как же, что же будет; как вывернется, как развяжется это безжалостное и безысходное? Ага. Развязалось. Кролик побежал. Впрочем, всё честно: меня предупреждали. Сложно ждать от книги под названием «Кролик, беги», что кролик не побежит.
А самое худшее в том, что есть ещё две книжки продолжения.
Вздохнула, плюнула, умылась и — начала читать Замятина.
Ещё бы «Альтиста Данилова» распечатала, ну не молодец ли.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

13:10 

now can we please resume saving the world?
Читать одновременно Павича и Апдайка занятно. В этом как раз единственное проявление вездесущего разделения по Павичу, и то весьма условное: Апдайк, может, и сидит в мужской части зала, но забросил ноги на кресло в женской части и попкорн размашисто швыряет туда же, где в женской половине Павич, кутаясь в шубу, делает вид, что ничего не происходит.
Просто никогда нельзя сказать «люди делятся на два типа» и чахнуть над окончательной классификацией. Может, мир и дробится на две равновеликие части, но прямо сейчас мой мир сфокусирован на том, что я очень хочу чихнуть и не могу. Апдайк вот понимает такие штуки. У него отменный хаос состояний, хаос необъяснимый, но логичный и четкий, как бы странно это не звучало.
Впрочем, еще надо проверить, каковы у Павича не только пьесы, но и повестования. Вдруг через кишочки раскатанной по всей мифологической плоскости Лилит проступит, не знаю, разметка баскетбольной площадки. Мало ли.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

21:35 

+10.67

now can we please resume saving the world?
«Физика невозможного».
Не могу позволить себе цитировать — не в силах перепечатать всю книгу.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

03:25 

+9.67

now can we please resume saving the world?
Как-то для меня всегда Герберт Уэллс был по-викториански зануден. Изобретателен, но зануден. Такой сумрачный бастард Жюля Верна и мисс Марпл. А тут, понимаете ли, у него «Краткая всемирная история». Да ещё на обложке — невменяемый ледокол, кряхтящий в подмёрзшем Саргассовом море. Как тут можно мимо пройти.
И вот неожиданно оказывается, что у Уэллса-то чувство юмора. Внезапно. И вообще он весь такой чёткий и ясный, как шрифт Cambria:

Неизбежным следствием разделения людей на оседлые и кочевые стали грабёж и обмен.
Торговля, знай своё место.

Зная человеческую природу, можно не сомневаться в том, что там, где могли, первые мореходы грабили, а торговали только тогда, когда к этому вынуждали обстоятельства.

Мидийцы в Центральной Азии, как это сказано в одной из ассирийских хроник, становились «угрожающими».
Так и вижу склонившегося над хрониками Уэллса: становятся угрожающими! ах, ну что за милашки эти семитские племена!

О проповедях проорков:
Богатые «съедают лица бедняков» и пожирают хлеб их детей!
И снова склонившийся Уэллс: съедают лица бедняков! ах, ах, какие затейники!

С гордостью за Китай рассказывает о том, как принял император христианских миссионеров:
Рассмотрев Священное Писание, он признал эту странную религию приемлемой и разрешил основать церковь и монастырь.

С ещё большей гордостью пишет про Фридриха II, с ехидством — про его борьбу с папами. Практически «Занимательная история Сатирикона»:
Упрочив за собой императорскую корону, Фридрих остался в Сицилии, которую предпочитал в качестве своей резиденции вместо Германии, и совершенно не думал об исполнении данных Иннокентию III обещаний, тем более что тот в 1216 году умер. Уже Григорий IX <...> отлучил его от церкви и опубликовал письмо к Фридриху, в котором перечислял все его несомненные грехи, ереси и неправедный образ жизни, на что император ответил дьявольски изощрённым посланием, в котором были изложены причины конфликта между папством и светскими властями, и разослал его всем государям. В 1239 году Григорий вторично отлучил Фридриха от церкви и снова начал борьбу публичных поношений.

Средневековые схоластики возвратились к дотошному исследованию таких проблем, как смысл и значение слов, — необходимой предпосылке для ясного мышления.
«Спасибо, Юм» я уже кричала, теперь: «Спасибо, Уэллс!»

Максимилиан начал свою карьеру, владея австрийской Штирией, частью Эльзаса и некоторыми другими землями. Он женился на Нидерландах и Бургундии — имя наследницы не имеет особенного значения. После смерти первой жены Максимилиан пытался жениться на Британии, безуспешно. Позже <...> женился на Миланском герцогстве.

После войны стальные пути спаяли огромную территорию Соединённых Штатов в единое целое, создав величайшее и нерасторжимое интеллектуальное и материальное общество на земле, которое уступит своё первенство разве что тогда, когда народы Китая научатся читать.

И так далее, и тому подобное; описывает среди прочих две колонии Британии как «два отстойника для преступников», русский народ именует «великим и трагическим», но «русский крестьянин столь же далёк от коммунистических идей, как кит от полётов» (кукусики, Дуглас Адамс). И ещё, и ещё. И всё это в двадцатому году плюс чуть последующих редакций до года сорок пятого.

Ну и о грустном. Например, пассаж:
...Тщеславия и показного блеска было много, но чести, достоинства и надёжного счастья мало. Неудачников презирали, а преуспевшие, не чувствуя уверенности в завтрашнем дне, жаждали лишь сиюминутных наслаждений.
Это Римская Империя. Это две тысячи лет назад. А если сказать то же самое пролетарскими словами, получим две тысячи лет сейчас.
Спираль истории такая спираль.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

15:32 

+8.67

now can we please resume saving the world?
Вообще пролетарий Хайнлайн как бы говорит юному американчику: не волнуйся, сынок, ты в надежных руках, только слушайся папу, сержанта и президента и вырастешь хорошим человеком. Кого слушались папа, сержант и президент, что у них есть собственный моральный кодекс, отличный от пещерного, передаваемого по наследству вместе с бивнем мамонта, — я так и не поняла.

Пока читала, промелькнул образ: Хайнлайн орет на Брэдбери «Да как тебе не стыдно, тряпка, будь мужиком!» Брэдбери испуган, растерян и пытается сказать то ли «Я больше так не бу-у-уду», то ли «Да как вы смеете». Не знаю, из-за чего произошла ссора; возможно, перед домом Брэдбери пустовал флагшток.

***
Хантер Томпсон меня смущает. Не могу иметь суждение о скатах и летучих мышах по приходу. Про Американскую Мечту я-то суждение иметь могу, только не совсем уверена, что она там вообще была, что бы не писали в предисловии. В общем, смущает.

***
А вот с Хаксли мне проще, он весь из себя такой классический гуманист, экранизируй не хочу. Впрочем, сложно в 2010 не быть классиком, ежели сам ты из 1932.

«Ведь, как всем известно, если хочешь быть счастлив и добродетелен, не обобщай, а держись узких частностей; общие идеи являются неизбежным интеллектуальным злом. Не философы, а собиратели марок и выпиливатели рамочек составляют становой хребет общества».

Форд или Фрейд, креститься буквой Т, в кино — «така-а-ая медвежья шкура, виден каждый волосок!» Как-то совестно, что из 1932 мы такие предсказуемые.
Впрочем, к «Дивному новому миру» неплохо бы вернуться, проникнувшись-таки уже Шекспиром. А то они всё цитируют да цитируют, а я, что я, я только попугаю могу сказать: «Есть многое на свете, друг Горацио, чего тебе не обсношать. И прекрати соблазнять жёрдочку».

***
Про ещё одну прочитанную милую книжку —
«Почему-то не принято за полярным кругом разводить ослов и белые гвоздики»;
«В Тульской области лосей называют слоны сохатые»
— я умолчу.

Итого здесь +7 (четыре книжки Хайнлайна, меня уже тошнило от слова «скафандр», хотя Хайнлайн не плох, чего уж там); сквозное — +8.67.
Хотя последнюю милую книжку очень хочется посчитать за две, а то и три.
Статистика такая статистика.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

21:37 

+1.67

now can we please resume saving the world?
Я долго размышляла во время бессонных ночей. Точнее, в пять утра я посвятила минуту мысли. А для пяти утра минута это практически вечность. Думала я о том, собственно, считать ли ту книжку, из-за которой я не сплю в пять утра, хорошей, полноценной «+1». Думала и на границе сна решила, что буду её считать за +0.67. Потому что до хорошей книжки ей как раз не хватает бутылки чёрного туборга.

Возможно, как раз туборг, тихий, как украинская ночь в 19м веке, мне бы объяснил, почему ситуация с этой книжкой так напоминает мне лошару-фокусника. Тот во время трюка с распиливанием женщины ухитряется и вправду её распилить и в ахуе не может ничего придумать лучше, как, подпрыгнув, развести руки в стороны и сказать «Та-да-аа!»
Ещё туборг наверняка бы мне рассказал, почему опять алиса, ну да ладно, к этому вопросу я ещё вернусь.

В общем, Юстейн Гордер, «Мир Софии»:

«Точно известно, что Сократ был страшен как смертный грех: низенький, толстый, с курносым носом и глазами навыкате. Но душа у него, говорят, "совершенно потрясающая"».

«"Смерть не имеет к нам никакого отношения, — просто говорил Эпикур, — когда мы живы, смерти ещё нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет". (И правда, ни один человек на сете ещё не страдал оттого, что умер.)»

«Нужно стремиться к тому, чтобы власть перешла к разуму, к сознанию. Ведь, как бы у меня ни болел живот, сумма углов треугольника всегда будет составлять сто восемьдесят градусов».
На этом месте я коварно хихикаю и приговариваю: «Лобачееевский, Лобачееевский, параллельные прямыыые».

«Точно так же могут сочиняться учёные труды, в которых на проверку не обнаруживается нового знания. Как бы тщательно ни была продумана, скажем, философская система, какой бы она ни казалась убедительной, она всего лишь сплетение мыслей».
На этом месте я радостно кричу: «Спасибо, Локк!» Я вообще очень радуюсь, когда в книжках пишут, что книжки — пусты. Привееет, Зенон, да; но не в парадоксах радость, а в признании «а король-то голый».

«Итак, Юм ополчился против всех мыслей и представлений, которые нельзя свести к соответствующим чувственным впечатлениям. По его словам, он хотел "ниспровергнуть туманную философию с её метафизическим жаргоном, который в связи с общераспространёнными суевериями делает её до некоторой степени непроницаемой для невнимательных мыслителей и придаёт ей вид науки и мудрости"»
Кричу: «Да! Да! Наконец-то! Спасибо, Юм!» Король со стыда пытается спрятаться на нудистском пляже.

«В отношении крупных вопросов, касающихся всего бытия, Кант показал, что по ним всегда будут существовать две противоположные версии ответов, в равной степени правдоподобные и неправдоподобные с точки зрения человеческого разума».
Кричать «Спасибо, Кант!» уже не могу, на Юме сорвала внутренний голос. Шепчу.

«Нравственный закон столь же основополагающ для нашего морального бытия, как основополагающи для бытия нашего разума тезисы о том, что всё имеет свою причину или что 7+5=12».
— Хаха, привееет, шестнадцатеричная система счисления, — говорю. Зову Лобачевского, чтобы посмеялся.

И так далее.

А потом вот такие разговоры получаются.

И последнее, возвращаясь к алисе. В книжке у нас тут София. Ради бога. Это та же алиса. И меня очень беспокоит вопрос, почему всё время алиса. Почему надо всем безбрежным интернетовским постмодернизмом — алиса?
В этом вопросе туборг молчит в пробочку, а мне очень интересно.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

18:29 

+1.

now can we please resume saving the world?
«Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»:

«Помимо всего прочего, фон Нейман поделился со мной интересной мыслью: ты вовсе не обязан отвечать за мир, в котором живёшь. Этот совет фон Неймана позволил мне обзавестись очень мощным чувством социальной безответственности. И я обратился в счастливого человека».

«Разумеется, жизнь у каждого из нас только одна, и, когда вы совершаете все положенные вам ошибки и начинаете понимать, чего вам делать не следует, тут-то она к концу и подходит».

И так далее, плюс культ карго, плюс манхэттенский проект.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

wizzard

главная