nniddhogr
now can we please resume saving the world?
отчаянный двойственный диптих, и ничего не остаётся, как любить их — всех, о ком не всё равно, чей смех хочется приумножать, как жёлтые сокровища библейских царей; и детская недосказанность приоткрытых дверей тянет в бытовую темноту, в мистических запах серы и постсумереченую кутерьму конфетти дней. между ста девяти огней затаилось вечное, безупречное; голова бы скатилась с плеч в нирвану, но разве будда может в нирване принять ванну с запахом лимона и козьего молока? и разве в небытьи облака также слоятся перьями обгоревших фениксов? что бы ни было раньше, курица или археоптерикс, утро всегда начинается с колумбова яйца и с отторжения собственного лица в череде зеркал. в полусвете стрелки часов скалятся, отнимая отмерянное. иногда всё — сказка о потерянном времени; иногда — лучшее из реализованных снов. иногда — четырёхъядерных не хватает слов, чтобы объять все нежные листья социальных графов. и если водку осалить (пафос, пафос!) именем граппы, гранёная печаль не отклонится ни на градус. возводить слово «каюсь» к имени «каин» — в ночи не лучшее занятие.
приму форму буквы «ять».
и решительно
безыскусно
спать.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day